Арест на регистрационные действия с имуществом

Сегодня вы можете ознакомиться со статьей на тему: "Арест на регистрационные действия с имуществом" с комментариями профессионалов и списком дополнительных источников. Если возникнут вопросы, то задавайте их нашему дежурному юристу.

Арест и запрет

Постановление ВС РФ от 17.11.2015 № 50 «О применении судами законодательства при рассмотрении некоторых вопросов, возникающих в ходе исполнительного производства» не разрешило всех вопросов, связанных с соразмерностью принимаемых мер в исполнительном производстве. Проанализируем подходы, выработанные в данном направлении на практике.

Правовой подход

В Федеральном законе от 02.10.2007 № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» установлены два способа реализации судебным приставом-исполнителем своих полномочий: совершение исполнительных действий и принятие мер принудительного исполнения.

Мерами принудительного исполнения являются действия, указанные в исполнительном документе, или действия, совершаемые судебным приставом-исполнителем в целях получения с должника имущества, в том числе денежных средств, подлежащего взысканию по исполнительному документу (ст. 68 Закона № 229-ФЗ).

Исполнительными являются действия судебного пристава-исполнителя, направленные на создание условий для применения мер принудительного исполнения, а равно на понуждение должника к полному, правильному и своевременному исполнению требований, содержащихся в исполнительном документе (ст. 64 Закона № 229-ФЗ).

Согласно п. 17 ч. 1 ст. 64 Закона № 229-ФЗ судебному приставу-исполнителю предоставлено право самостоятельно определять вид исполнительных действий, подлежащих применению в конкретной обстановке. При этом помимо исполнительных действий, перечисленных в п. 1–16 ч. 1 ст. 64 Закона № 229-ФЗ, в соответствии с п. 17 ст. 64 судебный пристав-исполнитель вправе совершать иные действия, необходимые для своевременного, полного и правильного исполнения исполнительных документов.

Закон № 229-ФЗ устанавливает разный круг полномочий судебного пристава-исполнителя в случаях наложения ареста на имущество должника в качестве исполнительного действия (п. 7 ч. 1 ст. 64 Закона № 229-ФЗ) и в качестве меры принудительного исполнения (п. 5 ч. 3 ст. 68 Закона № 229-ФЗ).

[1]

Сохраняет актуальность правовой подход, сформулированный в Постановлении Президиума ВАС РФ от 28.10.2010 № 7300/10, согласно которому арест имущества должника, наложенный в целях обеспечения исполнения исполнительного документа, в том числе в целях обеспечения сохранности имущества, которое подлежит передаче взыскателю или реализации, не относится к мерам принудительного исполнения. В качестве самостоятельной меры принудительного исполнения арест имущества может выступать лишь в случае, если исполнительное производство возбуждено на основании судебного акта об аресте имущества.

Соотносимость объема требований

Постановление ВС РФ от 17.11.2015 № 50 содержит следующие правила, определяющие соразмерность ареста в зависимости от стоимости арестованного имущества:

–арест считается соразмерным в случае, когда стоимость арестованного имущества не превышает размера задолженности по исполнительному документу, то есть арест имущества должника по общему правилу должен быть соразмерен объему требований взыскателя (п. 41);

– арест, превышающий размер задолженности по исполнительному документу, считается соразмерным в случае, когда должник не предоставил судебному приставу-исполнителю сведения о наличии другого имущества, на которое можно обратить взыскание, или подтверждено отсутствие у должника иного имущества, его неликвидность либо малая ликвидность (п. 41).

Следовательно, арест на имущество, стоимость которого превышает размер задолженности по исполнительному документу, не может быть принят до истечения срока для добровольного исполнения, поскольку должнику должно быть дано время для представления сведений о наличии у него ликвидного имущества.

Закон № 229-ФЗ не содержит критериев, которые устанавливают, во сколько раз стоимость дорогостоящего имущества может превышать объем требований взыскателя при отсутствии у должника иного ликвидного имущества, при этом правовая природа имущественных требований не учитывается.

Из Определения ВС РФ от 12.07.2016 № 88-КГ16-5 следует, что при отсутствии у должника иного имущества, на которое может быть обращено взыскание, законным является обращение взыскания на имущество, стоимость которого превышает сумму задолженности. По данному делу при объеме требований взыскателя в размере 724 959,62 руб. обращение взыскания осуществлено на недвижимое имущество в виде земельного участка и находящегося на нем строения общей стоимостью 8 323 000 руб., что в 11 раз превышает требование взыскателя.

В отсутствие ясных критериев для обеспечения баланса интересов должника и взыскателя целесообразно допустить применение по аналогии п. 1 и 2 ст. 348 ГК РФ, регулирующей обращение взыскания на заложенное имущество. Тогда взыскание следует допустить, если сумма требования взыскателя превышает 5% от размера стоимости имущества должника и период просрочки исполнения составляет более трех месяцев.

Стоит отметить, что противоречит закону наложение ареста на заложенное имущество по требованиям взыскателей, не являющихся залогодержателями в условиях отсутствия исполнительного документа об обращении взыскания на заложенное имущество (Определение ВС РФ от 29.06.2015 № 307-КГ15-6685 по делу № А21-3326/2014).

Запрет совершения регистрационных действий

Постановление ВС РФ от 17.11.2015 № 50 окончательно не разрешило вопросов о различии либо тождестве таких действий судебного пристава-исполнителя, как запрет совершать регистрационные действия (далее – запрет) и арест.

Из Определения КС РФ от 23.06.2016 № 1392-О следует, что запрет на совершение регистрационных действий в отношении имущества является элементом наложения ареста на имущество должника в качестве одного из исполнительных действий.

В научных исследованиях предлагается на законодательном уровне прямо закрепить положение, запрещающее применение иных мер обеспечительного характера в отношении недвижимого имущества вне рамок ареста 1 .

На практике сохраняется подход, согласно которому нельзя ставить знак равенства между арестом и такой самостоятельной мерой, как запрет совершать регистрационные действия, который имеет отличный порядок от процедуры, установленной законом для ареста (Постановление Арбитражного суда ЗСО от 20.12.2016 № Ф04-5832/2016 по делу № А03-24748/2015).

Верховный Суд РФ поддерживает позицию о том, что исполнительные действия по запрету регистрационных действий в отношении имущества, зарегистрированного на имя должника, не являются мерами принудительного исполнения, выступают своего рода обеспечительной мерой, не предусматривающей ограничение права должника и обращение на нее взыскания (Определение ВС РФ от 11.01.2016 № 78-КГ15-42).

Следовательно, запрет на регистрационные действия является исполнительным действием, выполняющим функции обеспечительной меры для сохранения возможности исполнения требования взыскателя, в том числе и в отношении заложенного имущества.

В Определении ВС РФ от 24.12.2015 № 306-КГ15-17055 по делу № А49-12030/2014 признаны несостоятельными доводы со ссылкой на невозможность наложения ареста на квартиру, находящуюся в залоге у банка и являющуюся единственным пригодным для проживания должника помещением, поскольку в данном случае запрет отчуждения квартиры был бы обеспечительной мерой, препятствующей должнику уклониться от исполнения судебного акта. Относительно процедуры принятия запрета указано, что судебный пристав-исполнитель должен контролировать получение и исполнение постановления о запрете отчуждения имущества должника.

Практика судов общей юрисдикции признает законным запрет регистрационных действий в отношении нескольких объектов недвижимости.

Читайте так же:  Жилищные преференции

В Апелляционном определении Свердловского областного суда от 17.08.2016 по делу № 33а-13447/2016 признан законным запрет совершения регистрационных действий как с квартирой, находящейся в залоге у взыскателя, так и с квартирами, находящимися в залоге у других банков, и указано, что такой запрет не противоречит требованиям законодательства.

Изложенное подтверждает правильность вывода о том, что в действительности судебный пристав возбуждает исполнительное производство не только в интересах конкретного взыскателя, но и в интересах других лиц, которые могут предъявить должнику претензии, подтвержденные исполнительными документами 2 . Различие между арестом и запретом заключается в целях, на которые направлены данные меры, а не в форме их принятия.

Соответствие принципу соотносимости

Общим правилом применения запрета совершения регистрационных действий является его соответствие принципу соотносимости, но единый подход к порядку его реализации отсутствует.

Запрет может быть признан несоразмерным в случае, когда стоимость имущества, подлежащего запрету, значительно превышает размер задолженности по исполнительному документу.

В Определении ВС РФ от 23.01.2017 № 307-КГ16-18924 по делу № А56-87607/2015 запрет на совершение регистрационных действий в отношении объекта недвижимости признан несоразмерным, поскольку он многократно превышал размер исполнительского сбора.

Это подтверждает, что объем требований и стоимость подвергнутого запрету имущества имеют значение при оценке его законности, однако, какой размер следует считать чрезмерным, законом не установлено.

Из Постановления Арбитражного суда ВВО от 26.05.2016 № Ф01-1746/2016 по делу № А31-7925/2015 вытекает, что действия судебного пристава-исполнителя, наложившего запрет на осуществление регистрационных действий в отношении 49 объектов недвижимого имущества, являются чрезмерными и необоснованно ущемляют права должника, поскольку остаточная стоимость имущества, в отношении которого приняты меры, запрещающие регистрационные действия, значительно превысила сумму задолженности по сводным исполнительным производствам.

Но превышение стоимости подвергнутого запрету имущества не всегда указывает на незаконность принятых судебным приставом-исполнителем мер в виде запрета, так как может потребоваться от должника обоснование того, какие меры будут являться достаточными. Также на несоразмерность не указывает наличие ранее принятых судом обеспечительных мер по делу в рамках рассмотрения дела, по результатам которого выдан исполнительный лист.

Апелляционным определением Самарского областного суда от 25.11.2016 по делу № 33-15471/2016 подтверждена законность постановления судебного пристава-исполнителя от 10.08.2016 о запрете на совершение регистрационных действий в отношении принадлежащих должнику объектов недвижимого имущества – 35 земельных участков. Признаны несостоятельными доводы должника о том, что в рамках рассмотрения дела о взыскании задолженности судом в порядке обеспечения иска наложен арест на два земельных участка должника, стоимость которых соразмерна требованиям взыскателя, в связи с чем судебный пристав-исполнитель не вправе устанавливать ограничения в отношении иного имущества должника.

Суд посчитал, что требования исполнительного документа должником не исполнены, задолженность перед взыскателем в полном объеме не погашена, что административным истцом не оспаривается, ограничение его в распоряжении имуществом как способ понуждения к исполнению является соотносимой мерой, позволяющей сохранить баланс интересов сторон исполнительного производства.

По указанному делу судом отмечено, что наличие у должника двух земельных участков, на которые в рамках рассмотрения гражданского дела судом в порядке обеспечения иска наложен арест, не исключает права судебного пристава-исполнителя в рамках исполнительного производства установить запрет на совершение регистрационных действий в отношении иного имущества должника. Особо отмечается, что утверждение должника о том, что запрет препятствует ему в оформлении ипотеки на часть земельных участков, не свидетельствует о незаконности оспариваемого постановления, поскольку не лишает его права обратиться к судебному приставу-исполнителю с заявлением о снятии наложенного запрета, подтвердив такую необходимость соответствующими документами.

Заявление должника о несоразмерности

Должник в подтверждение несоразмерности принятых мер судебным приставом-исполнителем представляет сведения о наличии иного имущества, на которое впоследствии может быть обращено взыскание, и несет риск негативных последствий как в случае непредставления таких сведений, так и в случае отсутствия у него иного имущества либо малой ликвидности последнего.

На заявление должника о снятии запрета ввиду его несоразмерности со стороны судебного пристава-исполнителя должен быть дан мотивированный ответ с обоснованием причин отказа в удовлетворении данного заявления.

Апелляционным определением Алтайского краевого суда от 15.07.2015 по делу № 33-6433/2015 признана необходимость давать судебным приставом-исполнителем оценку изложенным должником в заявлении обстоятельствам о необоснованности принятых мер при вынесении постановления о запрете. Доводы о том, что на судебного пристава-исполнителя не возложена обязанность до вынесения постановления о запрете регистрационных действий запрашивать какие-либо документы о стоимости недвижимого имущества, подлежат отклонению, поскольку данные обстоятельства не освобождают судебного пристава-исполнителя от соблюдения установленных законом принципов исполнительного производства.

Таким образом, до настоящего времени остается актуальной задача установления ясных критериев соответствия принимаемых судебным приставом-исполнителем мер обеспечения принципу соотносимости.

1 Гайфутдинова Р.З. Обращение взыскания на недвижимое имущество в исполнительном производстве: дисс. к. ю. н. 2015.

2 Чегоряева П.А., Нестолий В.Г. Нотариальная модель исполнительного производства // Нотариус. 2016. № 4.

Арест имущества и запрет на регистрацию прав сделают судебное решение реальнее

Нередко ответчики, опасаясь обращения взыскания на принадлежащее им недвижимое имущество на основании решения суда, стараются такое имущество сбыть с рук, передав третьим лицам. Но истец может обезопасить себя от неисполнения судебного акта, заявив о необходимости применения обеспечительных мер — ареста спорного имущества или запрета на регистрацию сделок с ним. Правда, вероятность вывода актива недобросовестным ответчиком придется подтвердить документально.

У истцов по делам, связанным с недвижимостью, нередко возникают опасения, что даже разрешение спора в их пользу в суде не повлечет фактического восстановления нарушенных прав. Дело в том, что недвижимость, являющуюся предметом иска, до разрешения дела по существу ответчик может передать третьему лицу в собственность. В такой ситуации исполнить решение об истребовании этого имущества от ответчика уже будет невозможно.

Еще одна классическая проб­лемная ситуация может возникнуть при предъявлении денежного требования к ответчику, владеющему недвижимостью и не имеющему иных ценных активов. Если при исполнении решения суда о взыс­кании денег судебный пристав установит, что средств на счетах должника недостаточно, взыскание может быть обращено на иное имеющееся у последнего имущество. Чтобы не допустить обращения взыскания на такую недвижимость в исполнительном производстве, ответчик может передать эту недвижимость в собственность другого лица.

Рассматривая возможности противодействия подобному поведению ответчика, истцы обращаются к регламентированному процессуальным законодательством институту обеспечительных мер.

Обеспечительные меры возможны на любой стадии судебного процесса

По заявлению лица, участвующего в деле, арбитражный суд может принять обеспечительные меры — срочные временные меры, направленные на обеспечение иска или имущест­венных интересов заявителя. Закон выделяет три группы обеспечительных мер в зависимости от процессуальной стадии, на которой они могут быть применены:

  • предварительные обеспечительные меры;
  • меры по обеспечению иска;
  • меры по обеспечению исполнения судебных актов.
Читайте так же:  Стандарты трудовой книжки

Конечная цель таких мер на любом этапе рассмотрения дела заключается в воспрепятствовании совершению ответчиком действий, направленных на уход от гражданско-правовой ответственности, например, отчуждению интересующего истца имущества.

Как разъяснено в абз. 5 п. 10 постановления Пленума Высшего арбитражного суда РФ от 12.10.2006 № 55 «О применении арбитражными судами обеспечительных мер» (далее — постановление № 55), истребуемая заявителем конкретная обеспечительная мера должна быть связана с предметом заявленного требования, соразмерна ему, необходима и достаточна для обеспечения фактической реализации целей обеспечительных мер.

Открытый перечень обес­печительных мер, которые может применить арбитражный суд, установлен в законе (ст. 91 АПК РФ). В спорах по поводу недвижимости чаще всего применяются арест имущества и запрет на совершение регист­рационных действий с объектом недвижимого имущества.

Основным отличием арес­та от запрета является то, что арест адресуется правообладателю и представляет собой запрещение распоряжения имуществом, в то время как запрет регистрации сделок адресован непосредственно регистрирующему органу. Также помимо запрета на отчуждение имущества арест может включать и ограничения права поль­зования арестованным имущест­вом.

Учитывая безотлагательный характер обеспечительных мер, законодатель предусмот­рел, что определение арбитражного суда об обеспечении иска приводится в исполнение немедленно в порядке, установленном для исполнения судебных актов арбитражного суда (ч. 1 ст. 96 АПК РФ).

Видео (кликните для воспроизведения).

По общему правилу наложение ареста на имущество производится судебным приставом — исполнителем с обязательным участием понятых и составлением соответствующего акта. Впоследствии соответствующий акт направляется в регистрирующий орган (ч. 5 ст. 80 Федерального закона от 02.10.2007 № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве»). Однако действующее законодательство, регулирующее государственную регистрацию прав на недвижимость, предусматривает возможность обращения заинтересованного лица непосредственно в регистрирующий орган, минуя подведомственные судебным приставам процедуры. Так, согласно п. 3 ст. 28 Федерального закона от 21.07.97 № 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» основанием для государственной регистрации ограничения права является копия решения (определения, постановления) о наложении ареста на недвижимое имущество. При этом закон обязывает судебные органы направлять в регистрирующий орган копии соответствующих судебных актов в трехдневный срок после их вступления в законную силу.

Таким образом, исполнение определения о наложении арес­та на недвижимость возможно как при помощи службы судебных приставов — исполнителей, так и непосредственно регистрирующим органом. Однако с определением суда о наложении ареста мы все же рекомендуем обращаться непосредственно в регистрирующий орган. Это позволит достичь нужного результата — внесения записи об аресте в ЕГРП — за меньшее время по сравнению с прохождением процедур, осуществляемых судебными приставами.

Государственная регистрация ареста как публичного ограничения права производится по облегченным для заявителя процедурам по сравнению с регистрацией иных ограничений (обременений), возникающих из сделок: аренды, ипотеки, доверительного управления.

Сведения об аресте фиксируются в ЕГРП, но при этом для целей государственной регистра­ции арест не приравнивается к обременениям. Для государственной регистрации ареста не требуется заявление правообладателя, а также оплата госпошлины. После регистрации ареста регистрирующий орган в течение пяти рабочих дней обязан уведомить правообладателя о регистрации ограничения его права. Арест не препятствует регистрации соответствующего права ответчика. Если документ о наложении ареста поступит в регистрирующий орган до принятия заявления о регистрации сделки, в регистрации перехода права будет отказано. Если же соответствующее определение поступит после принятия заявления о регистрации сделки, то регистрация приостанавливается до снятия ареста.

Необходимость обеспечительных мер придется обосновать тому, кто требует их применения

Вместе с тем практику применения арбитражными судами обеспечительных мер нельзя назвать тривиальной. Дело в том, что сами формулировки норм АПК РФ подразумевают право, а не обязанность суда принимать указанные меры.

Как разъяснил ВАС РФ, при применении обеспечительных мер арбитражный суд должен исходить из того, что они допускаются на любой стадии процесса при наличии одного из следующих оснований (ч. 2 ст. 90 АПК РФ, п. 9 постановления № 55):

  • если непринятие этих мер может затруднить или сделать невозможным исполнение судебного акта, в том числе если исполнение судебного акта предполагается за пределами Российской Федерации;
  • в целях предотвращения причинения значительного ущерба заявителю.

Бремя доказывания наличия оснований для применения обеспечительных мер лежит на лице, которое обращается с заявлением о применении таких мер. Суд признает заявление обоснованным, если будут представлены доказательства наличия хотя бы одного (или двух сразу) из вышеуказанных двух условий. Таким образом, для того чтобы защитить свои имущественные интересы в ходе судебного разбирательства, истцу придется собрать доказательства вероятной недобросовестности ответчика. Но, как показывает практика, сделать это удается далеко не всегда. Даже предоставление встречного обеспечения само по себе не является безус­ловным основанием для применения обеспечительной меры при отсутствии оснований для ее применения, предусмотренных АПК РФ (п. 11 постановления № 55).

По мнению Пленума ВАС РФ, затруднительный характер исполнения судебного акта либо невозможность его исполнения могут быть связаны с отсутствием имущества у должника, действиями, предпринимаемыми для уменьшения объема имущества (п. 9 постановления № 55).

Поскольку арбитражные суды руководствуются прежде всего документальными доказательствами, для заявителя крайне проблематично обос­новать отсутствие у должника иного имущества. Например, информация о наличии средств на банковских счетах ответчика охраняется банковской тайной, а информация о наличии в собственности должника движимого имущества не является публичной и обязательной к раскрытию. В связи с этим в спорах о взыскании денежных средств у истца возникают серьезные сложности с обоснованием необходимости ареста недвижимости.

Если спор возник в отношении прав на конкретную недвижимость, ситуация несколько иная. В этом случае суды могут применить обеспечительные меры, если установят, что необходимость обеспечения иска путем применения указанной меры обусловлена предметом и основанием заявленных требований. Оценивая данные обстоятельства, суды учитывают существующие особенности порядка регистрации и оформления прав на недвижимое имущество. Например, если при смене владельца спорного имущества и государственной регистрации прав на спорные объекты за другим лицом, даже при благоприятном для истца исходе дела, восстановление положения, существовавшего на момент рассмотрения спора, будет затруднено или невозможно. Суды соглашаются, что в таком случае права истца нельзя будет считать восстановленными или обеспеченными защитой. При этом в результате применения обес­печительной меры баланс интересов лиц, участвую­щих в деле, не нарушается, поскольку запрет на совершение регистрационных действий в отношении спорных объектов недвижимости не лишает ответчика возможности владеть и пользоваться ими (постановление ФАС Московского округа от 05.08.2013 по делу № ­А41-30077/11).

Читайте так же:  Получение автокредита в юникредит банке

Обстоятельствами, которые могут сподвигнуть суд к применению запрета на совершение регистрационных действий, могут быть также действия ответчика, направленные на отчуждение спорной недвижимости. Если в ходе рассмотрения дела ответчик заключает договор, влекущий переход права на спорное имущество к другому лицу, суд может расценить эти действия как направленные на затруднение последующего исполнения судебного акта (постановление ФАС Московского округа от 01.08.2013 по делу № А41-9733/12). Сведения об осуществляемой на основании сделки государственной регистрации включаются в ЕГРП и содержатся в нем до окончания государственной регистрации перехода права. Данная информация отображается в выпис­ке из ЕГРП, которую может получить любое заинтересованное лицо. Поэтому в спорах о правах на недвижимость истцу необходимо до рассмот­рения дела по существу регулярно заказывать и получать выписки из ЕГРП на спорные объекты. Выписка из ЕГРП, содержащая сведения об осуществляемой государственной регистрации перехода права, будет являться надлежащим документальным доказательством недобросовестных действий ответчика.

Арест на заложенное имущество возможен, но маловероятен

Вместе с тем, рассуждая о перспективности и эффективности применения ареста, нельзя не обратить внимания на существование юридических приемов, исключающих саму возможность ареста недвижимости.

Так, например, суды признают незаконным наложение ареста на имущество должника, обремененное залогом в пользу третьих лиц. В марте 2012 г. в силу вступила ч. 3.1 ст. 80 Федерального закона от 02.10.2007 № 229-ФЗ, согласно которой арест заложенного имущества в целях обеспечения иска взыскателя, не имеющего преимущества перед залогодержателем в удов­летворении требований, не допускается. Однако суды и ранее обосновывали вывод о незаконности наложения ареста на заложенное имущество по требованиям взыскателей, не являющихся залогодержателями, тем, что это влечет нарушение прав и законных интересов залогодержателя в смысле удовлетворения его требований из стоимости заложенного имущества преимущественно перед другими взыскателями (Определение ВАС РФ от 23.03.2010 № ВАС-3172/10 по делу № А41-К2-17623/09).

Как следует из п. 9 информационного письма Президиума ВАС РФ от 24.07.2003 № 72 «Обзор практики принятия арбит­ражными судами мер по обес­печению исков по спорам, связанным с обращением ценных бумаг», наложение ареста на принадлежащее ответчику имущество, заложенное им третьему лицу, неправомерно и не будет обеспечивать исполнение судебного решения. Напротив, подобный арест нарушает права залогодержателя, так как лишает его возможности обратить взыскание на имущество и реализовать их в установленном законом порядке до снятия с них ареста.

При этом, в силу п. 50 постановления Пленума ВС РФ № 10, Пленума ВАС РФ № 22 от 29.04.2010 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав», в случае наложения арбитражным судом ареста в порядке обеспечения иска на имущество, не являющееся собственностью должника и не принадлежащее ему на праве хозяйственного ведения или оперативного управления, собственник имущества (законный владелец, иное заинтересованное лицо, в частности не владеющий залогодержатель) вправе обратиться с ходатайством об отмене обес­печительных мер в арбитражный суд, их принявший. Такое ходатайство рассматривается арбитражным судом по существу даже в том случае, если заявитель не является лицом, участвующим в деле, поскольку определение арбитражного суда о принятии обеспечительных мер — это судебный акт о его правах и обязанностях (ст. 42 АПК РФ).

[3]

Суды указывают, что запрет на совершение сделок с недвижимостью (что может быть обеспечено запретом на государственную регистрацию перехода права либо сделки в целях недопущения перехода права собственности на имущество либо его обременения в пользу третьих лиц) как часть ареста имущества нарушает права залогодержателя и не допускается законом (постановление ФАС Поволжского округа от 16.10.2012 по делу № А65-225/2012). Заметим, что суды общей юрисдикции более свободно толкуют данную норму. Они рассматривают это положение закона как относящееся исключительно к стадии исполнительного производства. Суды отмечают, что наложение ареста на имущество, являющееся предметом залога, по требованиям взыскателя, не являющегося залогодержателем, в условиях отсутствия исполнительного документа об обращении в его интересах взыскания на заложенное имущество не противоречит требованиям закона и не влечет нарушения прав и законных интересов залогодержателя и должника в рамках исполнения обязательств по договорам залога (апелляционное определение Московского городского суда от 10.07.2013 по делу № 11-18492/13).

Таким образом, наложение ареста на спорную недвижимость может быть действенным правовым инструментом обеспечения интересов истца в арбитражном деле.

Как наложить и снять запрет на регистрационные действия с недвижимостью

Запрещение сделок с недвижимостью (значение для УФРС собственника и юридические причины)

Обозначенный запрет для УФРС (если он инициирован собственником) — это невозможность рассмотрения заявления (плюс комплекта приложений к нему) на совершение тех или иных регистрационных действий при их подаче несобственником. Не поможет даже нотариальная доверенность (с соответствующими полномочиями) у несобственника имущества. Регистрация запрета на совершение действий по регистрации в отношении собственника означает, что последний не сможет распоряжаться недвижимостью (продажа, дарение и т. д.). Владение и пользование ею сохраняются. Запрещение не сработает, если основанием для регистрационных действий является решение суда.

Теперь о юридических причинах запрещения регистрационных действий с недвижимостью. Это происходит при сервитуте, ипотеке и т. д, когда закон прямо на это указывает. Запрет на продажу недвижимости может стать следствием соответствующего судебного решения. Постановление о запрете регистрационных действий с недвижимостью может вынести и пристав-исполнитель в рамках какого-либо исполнительного производства. О запрете на продажу квартиры без личного участия может заявить ее собственник (чтобы защититься от мошенников).

Ниже мы подробнее распишем каждую причину, а пока напомним, что совершение сделок с недвижимостью в основном регулируют ГК РФ и ФЗ от 13.07.2015 № 218. По п. 3-5 ст. 1 указанного ФЗ государственная регистрация прав на недвижимое имущество — это юридический акт, которым признается и подтверждается возникновение, изменение, переход, прекращение права определенного лица на недвижимое имущество или ограничение этого права и обременение недвижимого имущества (госрегистрация прав). Названная процедура воплощается через внесение в Единый государственный реестр недвижимости записи о праве на недвижимое имущество, сведения о котором есть в Едином государственном реестре недвижимости. Государственная регистрация права в указанном реестре — это единственное доказательство существования зарегистрированного права.

Какие объекты может затрагивать данная мера воздействия

Недвижимые вещи (по п. 1 ст. 130 ГК РФ ) — это участки земли, недр и все, прочно связанные с землей вещи, которые нельзя переместить без несоразмерного ущерба их назначению (здания, сооружения, объекты незавершенного строительства).

Также сюда относятся воздушные морские и внутренне-плавательные суда, которые подлежат государственной регистрации. Закон может относить к недвижимости и другое имущество.

Читайте так же:  Что значит интернет-эквайринг преимущества и недостатки системы

Сюда же относятся жилые и нежилые помещения, а также машино-места, если границы таких помещений, частей зданий, сооружений описаны в установленном законодательством о государственном кадастровом учете порядке. Таким образом можно установить запрет на продажу имущества, которое указано выше.

Как запрет на регистрационные действия с недвижимостью накладывают приставы или суд

Скажем сразу, что судебные приставы используют данную меру воздействия для принудительного исполнения того или иного судебного решения, а суды только обеспечивают через нее какой-либо иск, без принудительного исполнения.

Запрет на регистрационные действия с недвижимостью судебными приставами накладывается через принятие соответствующего постановления. Действует судебный пристав при этом в пользу взыскателя и в силу ст. 80 ФЗ от 02.10.2007 № 229, которая наделяет его таким правом.

Запрещение налагается и по судебному определению, которое обеспечивает иск. Такая возможность предусмотрена гл. 13 ГПК РФ . Ходатайство о запрете регистрационных действий с недвижимостью могут подать лица, участвующие в деле. Определение суда о соответствующем обеспечении иска исполняется немедленно, по разделу VII ГПК РФ . Истцу выдается исполнительный лист, а ответчику направляют копию определения суда. Приставы в данном случае руководствуются ч. 6 ст. 36 ФЗ от 02.10.2007 № 229.

Как происходит регистрация запрета на совершение регистрационных действий по воле собственника имущества

Услуга доступна как физическим, так и юридическим лицам. Например, инициировать запрет на регистрационные действия с квартирой. По пп. 5 п. 1 ст. 15 ФЗ от 13.07.2015 № 218 на такие действия имеет право собственник главным образом в целях защиты от мошеннических действий. Однако если мошенник будет выдавать себя за собственника и предъявит ваш паспорт, велика вероятность, что его замыслы удадутся.

Обращаться для оформления запрета на регистрационные действия нужно в:

  • Росреестр (его территориальный офис), который и будет накладывать данную меру воздействия, соответственно, туда и поступит необходимый комплект документов;
  • надлежащий филиал Федеральной кадастровой палаты (есть в каждом регионе РФ);
  • МФЦ (лучше обращаться туда);
  • можно оформить в электронном виде через сайт Росреестра с заверением электронной подписью.

Росреестр защитит ваше имущество в течение пяти рабочих дней после поступления туда необходимых документов, в том числе:

  • заявления в свободной форме, где разборчиво (без помарок, дописок и сокращений) указана информация о заявителе, объекте недвижимости, плюс соответствующее требование, скажем, наложить запрет на любые действия с квартирой;
  • документы о праве собственности на соответствующий объект и удостоверяющие личность заявителя.

В целом заявление должно обладать следующей структурой:

  1. Ф.И.О. заявителя с его паспортными данными.
  2. Адрес (по месту регистрации).
  3. Сведения об имуществе, на которое нужно воздействовать.
  4. Просьба о таком воздействии.
  5. Подпись заявителя и датировка.

В результате указанных действий в ЕГРН внесут соответствующую запретную запись, которая приведет к возврату любого регистрационного заявления от несобственника объекта (по п. 4 ст. 25 ФЗ от 13.07.2015 № 218), даже того, который обладает доверенностью. Данная услуга оказывается бесплатно. Обойти обозначенное запрещение получится только через:

  • решения суда или уполномоченного сотрудника Росреестра;
  • постановление судебного пристава.

Что будет, если нарушить запрет

Если Росреестр совершит регистрационные действия при установленном на это запрете, его привлекут к ответственности. Такая сделка по п. 1 ст. 174.1 ГК РФ ничтожна. Это означает, что участники сделки должны будут вернуть друг другу все, что они получили по ней.

Правда, по п. 2 указанной статьи, недвижимость можно будет законно продать (и с таким запрещением), чтобы погасить задолженность перед кредитором, в чьих интересах такое обременение и было установлено. Исключениями будут случаи отсутствия соответствующей информации о запрете у приобретателя. Тогда последний сможет признать сделку ничтожной по ст. 168 ГК РФ .

Как снять запрет на регистрационные действия с недвижимостью

Как обозначенная мера воздействия будет сниматься, напрямую зависит от того, как она была наложена. Если ограничение наложено по инициативе собственника, то и отменят его аналогичным наложению образом (см. выше).

Снятие запрета пристава для регистрации недвижимости происходит по решению пристава, который его наложил. Надлежащее ограничение можно снять или удовлетворив требования взыскателя (скажем, оплатив кредитную задолженность), или когда стоимость арестованного имущества не соответствует сумме исковых требований.

Могут снять запрещение и когда владелец заявит о замене ограниченной собственности на иную. Правда, в данном случае соответствующее ходатайство могут и не удовлетворить.

Суд отменит надлежащую запретительную меру после отказа в удовлетворении исковых требований, которые обеспечивались подобным образом.

ВС РФ: Заключать сделки с арестованным имуществом не запрещено

КРАТКО
Реквизиты решения: Определение СК по экономическим спорам ВС РФ от 2 ноября 2016 г. № 306-ЭС16-4741.
Требования заявителя: Признать действительным соглашение об отступном, в качестве которого выступает арестованное имущество.
Суд решил: Заключение договора об отступном в отношении имущества, на которое наложен арест, является правомерным. Нелегитимными могут быть признаны только действия по фактической передаче его в собственность другого лица.

Наложение ареста на имущество должника предполагает запрет на распоряжение им, а в некоторых случаях – ограничение права пользования имуществом или даже его изъятие (ч. 4 ст. 80 Федерального закона от 2 октября 2007 г. № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве»). Таким образом, передача такого имущества по какой-либо сделке будет незаконной. Но является ли неправомерным само заключение подобной сделки? Свою позицию по этому вопросу недавно обозначил ВС РФ (Определение СК по экономическим спорам ВС РФ от 2 ноября 2016 г. № 306-ЭС16-4741, обзор судебной практики № 4 (2016), утвержденный Президиумом ВС РФ 20 декабря 2016 г.). Рассмотрим, к какому выводу пришел Суд.

Фабула дела

26 января 2006 года банк «А» и ООО «Р» заключили договор об открытии кредитной линии, в рамках которого последнему были предоставлены средства в размере 20 млн руб. под 19% годовых на три года. Кредит был обеспечен залогом имущества третьих лиц, в том числе недвижимости, принадлежащей на праве собственности благотворительному фонду «Т» (далее – Фонд), а именно: базы отдыха и земельного участка, на котором она расположена (договор ипотеки был оформлен 9 февраля 2006 года).

По истечении срока, на который заемщику были предоставлены средства, банк обратился в суд с требованием о взыскании задолженности по кредиту. В ходе искового производства суд принял обеспечительные меры – наложил арест на принадлежащее Фонду недвижимое имущество, запись об этом была внесена в ЕГРП 29 сентября 2009 года. Иск банка был удовлетворен частично, а в удовлетворении требования об обращении взыскания на имущество Фонда отказано (решение Ленинского районного суда Ульяновской области от 28 декабря 2009 г. по делу № 2-4677/09).

Читайте так же:  Плательщики взносов за выбросы загрязняющих веществ

23 августа 2010 года банк уступил право требования по кредитному договору и права залогодержателя по договору ипотеки ООО «Б» (далее – Общество), а 3 ноября 2011 года Общество и Фонд заключили договор об отступном, предусматривающий обязанность Фонда предоставить базу отдыха и земельный участок в целях полного прекращения обязательств ООО «Р» по кредитному договору. Все споры, вытекающие из соглашения об отступном, стороны договорились решать в конкретном третейском суде. В него и обратился Фонд с требованием признать данное соглашение недействительной (ничтожной) сделкой на том основании, что предметом договора является залоговое недвижимое имущество, которое на момент его заключения было ограничено в обороте с связи с наложением ареста.

Для составления искового заявления об освобождении имущества от ареста воспользуйтесь
«Конструктором правовых документов» интернет-версии системы ГАРАНТ.
Получите бесплатный
доступ на 3 дня!

Третейский суд не удовлетворил требование Фонда, указав, в частности, что арест на имущество был наложен в рамках дела, решение по которому принято и вступило в законную силу. А следовательно с момента вступления в силу данного судебного решения, то есть с 9 марта 2010 года, отпала необходимость в применении ареста как обеспечительной меры, тогда как соглашение об отступном было заключено позднее. Кроме того, он отметил, что все условия договора об отступном были согласованы сторонами, поэтому требование о признании его ничтожной сделкой является злоупотреблением правом со стороны Фонда (решение Постоянно действующего третейского суда «Право» от 15 января 2015 г. по делу № ТСП-1365-14).

Однако арбитражный суд, в который Фонд обратился с требованием отменить решение третейского суда, пришел к другому выводу. Он отметил, что вопрос об отмене обеспечения иска решается только в судебном заседании с вызовом лиц, участвующих в деле (п. 2 ст. 144 ГПК РФ), и не имеет значения тот факт, что производство по делу уже прекращено и вынесено итоговое решение. Также суд подчеркнул, что имеющиеся в деле выписки из ЕГРП подтверждают наличие в реестре сведений о наложении ареста, информация же о его снятии в ЕГРП не вносилась.

Таким образом, по мнению суда, договор об отступном, заключенный в отношении имущества, которое ограничено в обороте на основании прямого законодательного запрета на распоряжение арестованным имуществом, является ничтожной сделкой по смыслу ст. 168 ГК РФ [в редакции, действовавшей до 1 сентября 2013 года – Ред.]. Кроме того, суд указал, что поскольку ничтожная сделка является недействительной независимо от признания ее таковой в судебном порядке (п. 1 ст. 166 ГК РФ), недействительной является и третейская оговорка, закрепленная в одном из пунктов договора об отступном.

Недействительность третейского соглашения, в свою очередь, является основанием для отмены решения третейского суда (п. 2 ч. 3 ст. 233 АПК РФ), заключил суд (определение Арбитражного суда Республики Татарстан от 20 ноября 2015 г. по делу № А65-19616/2015). К аналогичным выводам пришел и суд кассационной инстанции, оставив без изменения данное определение (постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 5 февраля 2016 г. № Ф06-5403/15 по делу № А65-19616/2015).

Позиция ВС РФ

ВС РФ, в который Общество обратилось с заявлением об отмене указанных судебных решений, встал на сторону заявителя. Он подтвердил, что при наложении ареста должник действительно в обязательном порядке лишается права распоряжения арестованным имуществом. Однако заключение сделок с таким имуществом не относится к юридически значимым действиям по распоряжению им в отсутствие акта передачи имущества, поэтому не может быть запрещено, указал Суд.

[2]

Следовательно, заключение договора об отступном в отношении имущества, на которое наложен арест, правомерно, нелегитимными могут быть признаны только действия по фактической его передаче в собственность другого лица. В связи с этим Суд удовлетворил требования заявителя и отменил решения нижестоящих судов (Определение СК по экономическим спорам ВС РФ от 2 ноября 2016 г. № 306-ЭС16-4741).

Кстати, ВС РФ обратил внимание на то, что на момент заключения договора об отступном – 3 ноября 2011 года – Фонд был вправе не только заключать сделки, но и распоряжаться своим имуществом. Основанием для такого вывода Суда стало то, что, как уже было указано выше, иск в части требования о наложении взыскания на недвижимость удовлетворен не был, а в случае отказа в иске принятые меры по его обеспечению сохраняются до вступления в законную силу решения суда (п. 3 ст. 144 ГПК РФ). Значит, уже с 9 марта 2010 года имущество было свободно от ограничений, связанных с наложением ареста.

Видео (кликните для воспроизведения).

Кроме того, Суд подчеркнул, что даже если бы выводы суда о недействительности сделки были верными, сам по себе факт недействительности договора, содержащего третейскую оговорку, не влечет автоматического признания недействительной этой оговорки. В силу того, что третейское соглашение определяет не гражданские права и обязанности сторон, а способ, форму и процедуру разрешения возможных споров, оно должно рассматриваться как не зависящее от других условий договора (п. 1 ст. 17 Федерального закона от 24 июля 2002 г. № 102-ФЗ «О третейских судах в Российской Федерации»). Получается, что нижестоящие суды изначально ошиблись в выборе основания для отмены решения третейского суда.

Источники


  1. Куницын, А. Р. Образцы судебных документов / А.Р. Куницын. — М.: Юридическая литература, 2018. — 336 c.

  2. Научно-практический комментарий к Федеральному закону от 31 мая 2002 г. №63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» (постатейный); Юркомпани — М., 2012. — 520 c.

  3. Коряковцев, В.В. Суд присяжных в России: история и современность.-Спб.:Алеф-Пресс,2015. / В.В. Коряковцев. — Москва: СИНТЕГ, 2015. — 341 c.
  4. Правоведение для сельскохозяйственных и ветеринарных вузов. Учебник. — М.: Юрайт, 2015. — 524 c.
  5. Научные воззрения профессоров Пионтковских (отца и сына) и современная уголовно-правовая политика. — М.: Статут, 2014. — 432 c.
Арест на регистрационные действия с имуществом
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here